Национальный корпус и некоторые аспекты преподавания русского языка во Франции

Во Франции Национальный корпус русского языка используется в преподавании русского как иностранного прежде всего в трех целях: 1. в научных целях; 2. для подготовки практического материала; 3. для подготовки теоретического материала. Чаще всего к Корпусу прибегают на старших курсах, когда студент уже освоил базы русской грамматики. Корпусом пользуются, в основном, для исследований по лексической семантике. Еще 2-3 года назад, до того как Корпус стал известен во Франции, стояла острая проблема поиска источников и переработки материала; на решение этих проблем уходили месяцы. Такая работа была непосильна среднему студенту, в совершенстве еще не владеющему языком. Теперь эта задача намного упростилась, и число работ по лингвистике заметно возросло.

Языковая норма как объект преподавания и исследования

В сущности, представление о языке как о своде норм, или правил, или предписаний и является тем образом языка, который имеет не только неискушенный носитель языка, но и средний школьный учитель и даже преподаватель вуза. Этот образ является результатом языкового образования, которое строится исключительно в предписывающем ключе. Одной из причин отторжения формата ЕГЭ по русскому языку, по нашим наблюдениям, является убежденность старшеклассников и их родителей в том, что содержащиеся в ЕГЭ задания по теории языка им «не нужны» - значительно более полезным представляется большинству выучивание наизусть списка словарных наречий или детальное освоение редких пунктуационных случаев, описанных Д.Э. Розенталем (к чему, во многих случаях, сводится тот вступительный экзамен по русскому языку, который предлагается самими вузами). Более того, эта самая теория языка (основы фонетики, представление о морфологической системе русского языка, базисные понятия синтаксиса) тоже в свою очередь кажется очередным сводом правил, только правил ненужных, в отличие от орфографических и пунктуационных.

Корпусное исследование одной грамматической ошибки: употребление глаголов «одеть» и «надеть».

«Школьное» правило употребления ‘одеть’ и ‘надеть’ звучит просто: одевают кого-то, надевают что-то. Иначе говоря, прямым дополнением первого глагола может быть только одушевленное имя, а прямым дополнением второго – неодушевленное. Однако удобное мнемоническое правило оказывается явно недостаточным для описания специфики синтаксических и семантических свойств рассматриваемых глаголов. Во-первых, очевидно, что ограничения на свойства прямого дополнения связаны не столько с грамматическими категориями одушевленности и неодушевленности имени, сколько с его семантическими характеристиками. Далеко не любой неодушевленный предмет может быть «надет», в то же время предложение Ребенок одевает игрушку абсолютно грамматично, несмотря на то что существительное игрушка не является ни онтологически, ни грамматически одушевленным. Во-вторых, различия в модели управления этих глаголов происходят из различия в их семантике.